skip to Main Content

До 126-летия Радио осталось:

А. С. Попов, как педагог
(Беседа с проф. А. А. Петровским).

Петровский Алексей Алексеевич
Петровский Алексей Алексеевич

С Александром Степановичем, – сказал нам проф. Петровский, – приходилось мне сотрудничать, начиная с осени 1901 года до конца его жизни. А. С. Попов читал в минном классе (в Кронштадте) курс электротехники, передав мне чтение курса электричества, вследствие переезда в Петербург. В это время я совместно с Поповым подготовлял разные лабораторные опыты и всегда Помогал ему на практических работах по электротехнике, будучи одновременно его постоянным слушателем по этому предмету.

А. С. не отличался какой-либо изысканностью речи. Оратором его никоим образом нельзя было назвать. Говорил он обыкновенно очень просто, даже несколько угловатыми фразами; но вместе с тем, про его лекции можно сказать, что они действовали, как удары молотом, а каждая мысль его была выражена необычайно ярко, кратко и чрезвычайно убедительно. Такое впечатление от его лекций было не только у меня, но и у всех его слушателей, которых я опрашивал тогда.

У А.С., кроме того, была необычайная любовь к экспериментам и все, что он говорил, он имел обыкновение доказывать опытами. Поэтому его лекции изобиловали обычно многочисленными опытами, кстати сказать, чрезвычайно простыми и остроумными по идее. Эти опыты давали иногда слушателю совершенно неожиданные указания на сходство явлений, происходящих в различных аппаратах.

Лампочки с угольками и с платиновой нитью
Лампочки с угольками и с платиновой нитью,
собственноручно изготовленные А. С. Поповым для опытов с униполярным свечением.

Так, например, свойства динамомашины и электродвигателя А. С. иллюстрировал при помощи двух гальванометров, т.-е. комбинацией, которая никому в голову не приходила.

Наибольший же интерес представляли не его лекции, а практические занятия, на которых А.С. не стесненный официальным положением (как лектор) запросто беседовал со своими слушателями, давал им ответы даже не по прямой теме замятий, а на всякие вопросы, возникшие во время выполняемой работы. При этом А. С. всегда разрешал эти вопросы чрезвычайно ярко и с особым мастерством.

А.С. всегда требовал глубокого проникновения в каждое изучаемое явление и поэтому да заставлял своих слушателей не только обстоятельно проделывать каждую работу, но и досконально подсчитать и графически вычертить ее.

Трансформатор Элио-Томсона, приготовленный лично А. С. Поповым для опытов с электрической пайкой.

Что касается радио, то в то время оно входило в курс электротехники, в виде нескольких лекций и практических занятий, при чем в небольшом изложении А.С. старался вместить все основные формулы для подсчета, а также описание приборов и способов обращения с ними. На практических работах первое занятие обыкновенно затрачивалось на сборку схемы и на умение управлять отправительной станцией; второе же занятие – на то, чтобы собирать схемы и управлять приемной станцией. После же этого слушатели практиковались на летнем плавании в учебном минном отряде. Между прочим, в 1902 году я участвовал в одном из таких плаваний, помогая слушателям разбираться в аппаратах, все время подвергавшихся изменению.

Обычно А.С. приезжал к нам 1–2 раза в течение лета, чтобы ознакомиться с текущей работой и дать свои указания. Его появление среди нас считалось своего рода праздником, его присутствие вносило в наши ряды известный подъем и оживление.

И даже тогда, когда А. С. переехал в Кронштадта в Петербург, я поддерживал с ним тесную связь, и при каждом приезде мы оба отправились в лабораторию и совместно производили опыты по радио.

А.С. Попов был не только большим изобретателем, но еще выдающимся педагогом, и особенно ценным он являлся всегда в лабораторных работах: тут он был совершенно незаменим.

Ю. О.
Газета «Новости радио» № 4, 1925 г.

Back To Top