skip to Main Content

До 126-летия Радио осталось:

ПРОФЕССОР ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА

Рыбкин П.Н. 1945 г.
Рыбкин П.Н. 1945 г.

Удачно выполненная Гогландская установка показала всё значение радиотелеграфа для моря, и он был признан обязательным для каждого судна.

Это обстоятельство придало особый отпечаток второй половине деятельности А. С. Попова. Теперь много времени у Александра Степановича отнимали чисто административные обязанности. Надо было вооружать радиотелеграфом военные суда, организовать для производства станций мастерскую, заказывать станции за границей и подготовлять радиотелеграфистов, В этом же 1900 году были сделаны первые опыты применения беспроволочного телеграфа и для службы связи в армии.

Не менее энергично продолжал А. С. Попов свои дальнейшие работы по усовершенствованию отдельных схем радиоаппаратуры. Например, изучение свойств чувствительной трубки привело изобретателя к выводу, что наиболее подходящим для телефонного приёма является контакт между коксом и стальными иголками, который отличается свойством особенно легко возвращаться к первоначальному состоянию по прекращении воздействия волн. Вместе с тем окончательно был разработан и тип телефонного приёмника, который с небольшими изменениями сохранился и в дальнейшей конструкции.

В 1901 году работы Александра Степановича над усовершенствованием своих станций беспроволочного телеграфа дали новые результаты. Попов разработал новые конструкции приёмной и отправительной станции по сложным схемам.

Сущность этих сложных схем заключалась в следующем: в цепь когерера или детектора был введён конденсатор (лейденская банка) и резонатор (катушка из голой проволоки) с заземлённым скользящим контактом. Радиосеть присоединялась ко второму скользящему контакту того же резонатора и, таким образом, оказывалась связанной с детекторной цепью (автотрансформаторная связь). Передвигая контакты, можно было настроить как сеть, так и детекторный контур на приходящую волну и этим значительно повысить чувствительность установки.

Работы по настройке осложнялись отсутствием измерительных приборов, но изобретатель придумал свой оригинальный для этого способ. Он настраивал отправительную сеть по наибольшему свечению её изолированного конца; для настройки же приёмной станции совершался специальный опытный рейс, во время которого приёмная сеть настраивалась по наибольшей слышимости сигналов, посылаемых отправительной станцией.

Опыты, произведённые в Чёрном море на броненосцах «Георгий Победоносец» и «Синоп», показали серьёзные преимущества резонаторных схем.

19 августа 1901 года практическая эскадра вышла из Севастополя в Новороссийск. На обоих судах был поднят провод в виде буквы Г длиной в 120 футов (37м). К этим проводам заранее были подготовлены контуры, каждый из которых состоял из двух параллельно соединённых лейденских банок большого размера и 5 — 6 витков резонатора. Опыты дали наибольшую Дальность приёма на Ленту в 25 миль (46 км) и на телефонный приёмник до 60 миль (111 км).

Интересно вспомнить, в каких тяжёлых условиях пришлось нам проводить эти опыты. Командование эскадры не смогло в помощь нам выделить нужных людей, и поэтому Александру Степановичу и мне пришлось стоять на радиовахте без перерыва 48 часов. Завоевание всё большего и большего расстояния было так заманчиво, что ни качка, ни порывы ветра, ни бессонные ночи не могли остановить начатую работу.

Во время опытов на кораблях Черноморского флота в августе 1901 года командование воспротивилось использовать для связи между кораблями телефонные приёмники.
Это распоряжение было передано мне и Александру Степановичу флаг-капитаном командующего Черноморским флотом.

— Телеграфная лента — документ! — заявил флаг-капитан. — А разве можно доверить записи радиста, принявшего депешу на слух?! .
В результате этого распоряжения была значительно ограничена дальность радиопередачи.

На обратном пути с этих испытаний А. С. Попов провёл интересные опыты радиосвязи между Тендрой — местом летней стоянки Черноморского флота — и Одессой. Александру Степановичу удалось передать с Тендры в Одессу несколько связных радиограмм. Для того времени эта передача между береговыми пунктами на расстояние 60 км была очень значительной, тем более, что она производилась в период сильных атмосферных разрядов.

Во время этих опытов Попов получил приглашение установить практические радиостанции в Ростове-на-Дону. Александр Степанович взялся за это дело с присущей ему энергией. Вскоре все приборы были установлены и испытаны на связь.

Это были первые в России гражданские радиостанции.
В сентябре 1901 года Александр Степанович Попов был избран Советом Электротехнического института профессором физики. Это заставило его оставить часть занятий в Кронштадте, а через год и совсем переехать в Петербург.

Приглашение А. С. Попова в Электротехнический институт состоялось по инициативе адмирала В. П. Верховского, который был в личной дружбе с начальником Главного управления почт и телеграфов генерал-лейтенантом Петровым, ведавшим, между прочим, и Электротехническим институтом. Однажды этот генерал сказал Верховскому, что в институте освобождается вакансия профессора физики, адмирал и рекомендовал Петрову пригласить А. С. Попова.

В институте Александр Степанович изготовил собственноручно много различных приборов. С их помощью он проводил на своих лекциях наглядные опыты. Рассказывая, например, на лекции о распространении электромагнитных волн, Александр Степанович убедительно показывал, что эти волны поляризованы. Попов демонстрировал известный опыт Герца с помощью решётки с параллельно натянутыми металлическими струнами. Поставив на пути электромагнитной волны трёхгранную призму, заполненную древесными опилками, Александр Степанович показывал студентам, что при прохождении сквозь эту призму электромагнитные волны преломляются совершенно так же, как и световые лучи. В качестве приёмника электромагнитных волн служил во всех случаях «грозоотметчик». Как только Александр Степанович ставил перед приемником рамку с металлическими струнами, расположенными соответственным образом, звонок грозоотметчика переставал подавать сигналы. Таким путём было очень легко определить, с какой стороны попадают в приёмник электромагнитные волны и проследить направление их в помещении.

Со студентами Александр Степанович общался часто на практических занятиях в физической лаборатории. Тогда Попов незаметно подсаживался сам к той или другой группе работающих практикантов, наблюдал за работой и давал ценные указания.

Я прекрасно помню Александра Степановича в этот период его деятельности. Среднего роста и несколько сутуловатый, как сейчас стоит передо мной его грузная фигура с типично русским лицом и редкой бородкой. При разговоре его голубые глаза внимательно смотрели из-под нависших бровей на собеседника и, казалось, что смотрит он исподлобья. Но впечатление это быстро проходило, стоило только ближе узнать этого доброго, крайне вежливого и отзывчивого человека.

В ГОСТЯХ У ПОПОВА

В личной жизни А. С. Попов был очень простым и скромным человеком. Он никогда не курил и не пил вина. Одевался обычно просто, но опрятно. В семейном кругу частыми гостями Попова были сослуживцы по Минному классу Н. Н. Георгиевский и С. С. Колотов. Преподаватель химии Сергей Селиверстович Колотов являлся неплохим музыкантом и нередко проводил у Александра Степановича за фортепиано целые вечера. Иногда мы все долго просиживали вместе, увлечённые задушевной беседой.

В Кронштадте Александр Степанович Попов жил в небольшом, двухэтажном каменном доме на углу Посадской и Сайдашной улиц в доме № 35/37. Он занимал квартиру во втором этаже.

Поднявшись по каменной лестнице, постройки Петровских времён вы попадали в переднюю, а затем, пройдя через небольшую, совершенно пустую комнату, входили в зал. В этой большой комнате, налево от входной двери стоял дешёвый письменный стол, а дальше, у второй двери — фортепиано. Вдоль стен установлен был ряд венских стульев. Комната производила впечатление, будто хозяин только недавно в неё въехал и не успел ещё меблировать. Следующая комната — столовая, посредине которой находился длинный обеденный стол. Не менее скромна была обстановка и других комнат квартиры А. С. Попова. Однако, как изменялись эти, на первый взгляд, невзрачные комнаты, когда в гости к Александру Степановичу приезжали из Петербурга сестры! В комнатах всё оживало, становилось особенно весело, шумно, а главное — чрезвычайно радушно. Бесконечно довольный Александр Степанович умел всех выслушать, обласкать и со всеми переговорить. Невольно приходилось убеждаться, что для такой дружной и крепко сплочённой семьи не страшны никакие невзгоды.

Среди гостей, я был младший, но несмотря на это все относились ко мне с уважением и обращались крайне ласково. Такое, прямо родственное отношение меня очень трогало, и те счастливые часы, которые мне пришлось проводить в этой семье, я не могу забыть до сего времени.

Центральной фигурой родни Попова был доктор Павел Иванович Ижевский, муж его сестры — Анны Степановны. Видный специалист в области электротерапии он имел на Литейном проспекте в Петербурге богато обставленный ценной аппаратурой лечебный кабинет, в котором вёл обширную практику. О дне приезда Павла Ивановича Попов извещал заранее всех сестёр и друзей, и, таким образом, устраивались знаменитые вечера с культом пельменей.

В столовой, за большим обеденным столом, покрытым клеёнкой, торжественно усаживались все гости. На специальном подносе лежали тоненькие кусочки теста для пельменей, а на фарфоровом блюде — розовый фарш. Костяными палочками мы набирали фарш, и каждый на своей тарелочке лепил крошечные пельмени.

Наконец, всё было готово. По сигналу милой Раисы Александровны, супруги Попова, дверь из внутренней комнаты отворялась, и оттуда выносили дымящиеся блюда, доверху наполненные соблазнительными пельменями. За столом стояла почти могильная тишина, только изредка слышался голос любезной хозяйки: не забудьте горчицы, возьмите уксус, не жалейте перца. «Сухой закон» строго соблюдался за столом Александра Степановича.

А когда обед уже подходил к концу, Сергей Селиверстович Колотов незаметно выходил из-за стола, и мы слушали дивную увертюру к опере Глинки «Иван Сусанин».
Александр Степанович очень любил музыку. Его любимые произведения были: вальс Глинки, полонез Шопена, вальс из балета Чайковского «Спящая красавица». Когда наступала моя очередь играть на флейте, то Александр Степанович всегда просил исполнить арию из оперы Верди «Травиата». Пока гости отдыхали, слушая музыкальные мотивы, в столовой уже готовился ужин. За столом особенно привлекал внимание стакан налитого чая. В нижней половине его был крепкий чай, на ровной поверхности которого возвышался столб прозрачного кипятка. Этим физическим опытом Александр Степанович всегда поражал гостей.

Изредка приезжал из Петербурга к Александру Степановичу Николай Николаевич Георгиевский, работавший с 1889 года по 1894 год его ассистентом. Этот душевный человек много сделал для изобретателя радио. Он помогал ему в тот период творческой работы, который мы называем подготовительным. Как известно, Александр Степанович увлекался тогда опытами Тесла, Томсона и Герца. В Кронштадте изобретатель часто при опытах нуждался в различных приборах, материалах, литературе и т. п. Н. Н. Георгиевский никогда не отказывал в помощи Александру Степановичу. Он всегда доставал всё, что было так нужно в работе и опытах, Н. Н. Георгиевский сопровождал Попова во время его поездок за границу. Нельзя забыть Николая Николаевича за его доброту, отзывчивость, за его искреннее преклонение перед изобретателем радио.

Но вот стрелки часов показывают половину двенадцатого. Пора прощаться с любезным хозяином. Гости постепенно расходятся, чтобы завтра начать свой обычный трудовой день.

Прошло уже немало лет, но незабываемые вечера у Александра Степановича Попова сохранились, как лучшие воспоминания в моей жизни.

ПОСЛЕДНИЕ РАБОТЫ

Занятия в Электротехническом институте, постоянные заботы, связанные с оборудованием физических лабораторий, организацией лекций и практических занятий, отнимали у А. С. Попова очень много времени. Однако, несмотря на это, изобретатель не прекращал и своих работ в области беспроволочной телеграфии. Так в 1902 году Александр Степанович ввёл, например, усовершенствование, значительно поднявшее чувствительность приёмной станции, а именно, когерер со стальными электродами и серебряным порошком работавший при пониженном критическом вольтаже. Новый когерер позволил значительно увеличить дальность приёма на телеграфную ленту. Опыты с ним были сосредоточены в учебно-минном отряде и велись под личным наблюдением самого изобретателя. Отправительная станция была устроена на острове Тупо-ран-Сари около Транзунда, близ Выборга, а приёмная станция — на минном крейсере «Посадник». Дальность приёма на ленту была доведена до 68 миль (126 км).

Эти опыты на море были уже последними, которыми руководил лично Александр Степанович.

В 1903 году А. С. Попов изучает явление индукции в пустотных безэлектродных трубках, изогнутых в виде кольца, а в физической лаборатории института производятся под его руководством опыты по беспроволочному телефонированию. В этом же году он едет за границу на 1-ю Международную конференцию по беспроволочному телеграфированию. На конференции присутствовал Маркони, который упорно доказывал, что он является первым и единственным изобретателем радио. Тогда на трибуну поднялся французский учёный Бурделонг.

«Господин Маркони, — заявил он, — выдающийся учёный, которому беспроволочный телеграф многим уже обязан. Однако, нельзя забывать и других, которые не меньше его поработали над этим изобретением и достигли значительных практических результатов. Я мог бы перечислить несколько имён, но назову только одного, ибо тот, кто его носит, здесь присутствует и достоин этой почести. Это — профессор Попов».

Конференция приветствовала Александра Степановича бурными аплодисментами. Это было поистине международное признание его многолетних трудов на пользу всего человечества.

В 1904 году А. С. Попов редактирует сделанный мною перевод на русский язык известных работ Риги и Дессау по беспроволочной телеграфии, а также занимается исследованием электрических колебаний при помощи трубки Брауна. Эти опыты продолжаются им и в 1905 году. 20 сентября 1905 года в заседании отделения физики Русского физико-химического общества Александр Степанович сделал сообщение о волномерах. Этот доклад был его последним выступлением в области радиотехники.

В сентябре 1905 года с введением автономии высших учебных заведений А. С. Попов был избран директором Электротехнического института. Душевные волнения и заботы, связанные с новой ответственной должностью, вконец подточили его и без того надорванные силы, и 31 декабря 1905 года изобретатель радио неожиданно скончался от кровоизлияния в мозг.

СУДЬБА ИЗОБРЕТЕНИЯ

Александр Степанович Попов умер в возрасте 46 лет. В полном расцвете творческих сил и блестящей научной деятельности погиб изобретатель радио. Ему не суждено было увидеть подлинного развития своего любимого детища. Победное шествие радио началось уже много лет спустя после смерти Попова, Однако нам, его ближайшим друзьям и соратникам, выпало счастье быть свидетелями того, как именно на родине А. С. Попова радио достигло широкого развития. Через болотные трясины и песчаные степи, сквозь непроходимые лесные чащи и горные хребты, сквозь промёрзшую тайгу и безлюдные пустыни, через моря и океаны проникает оно в самые далёкие, глухие уголки земного шара. За сотни и тысячи километров доносит оно сообщение, живую человеческую речь, музыку, с неведомой прежде быстротой.

В дни Великой Отечественной войны радио явилось одним из основных средств управления войсками. Оно обеспечивает быстрое и чёткое взаимодействие различных родов войск на поле боя. Оно является ценным средством разведки, не говоря уже об исключительной роли его в авиации и на судах военно-морского флота.

Приёмо-передающие радиостанции, с которыми приходилось работать Александру Степановичу Попову и мне, совсем не похожи на современные. Они были не только мало совершенны, но сложны и громоздки. Даже в 1914. году можно было встретить детекторный приёмник, который весил около двух пудов. Большинство же современных радиостанций компактны и сравнительно просты в управлении. Их может переносить в походе один человек, и действуют они во время движения на расстоянии многих километров.

Радиостанция в современной войне стала неотъемлемой принадлежностью крупных и малых штабов. Она стала постоянным спутником партизана, десантника, наблюдателя за воздухом. И на всех этих радиостанциях работают скромные, подчас незаметные труженики — радисты.

Радист — важнейшая фигура на фронте. Его обязанности — точно и во время передать приказ командира. Малейшая задержка, ошибка или искажение могут стоить тысячи человеческих жизней. Радисты держат связь с танками, ушедшими в атаку, с самолётами, штурмующими передний край вражеской обороны. Днём и ночью, не снимая наушников, вслушиваются они в сложную музыку эфира и улавливают едва слышимые точки и тире азбуки Морзе. Недаром радистов называют снайперами эфира.

Советские радисты показали образцы храбрости, непревзойдённой стойкости и изумительной отваги.

Кто из нас, даже много лет спустя, не вспомнит подвига Зинаиды Савченко! Тяжело раненная радистка, обливаясь кровью, не покинула своего поста, пока важный документ не был передан по радио. А разве не вызывает восхищения удивительная стойкость радиста Ленинградского фронта Рувима Спринцона и его боевых товарищей? Это он много дней подряд, без отдыха, без сна, без еды направлял с товарищами по радио огонь артиллерии. Когда же враг вплотную подошёл к развалинам, Спринцон спокойно передал: «Прошу огонь на нас».

Спринцон исключительно точно дал координаты расположения фашистов. Артиллеристы нанесли врагу серьёзный удар, не затронув убежища радистов. Атака была отбита, и голос маленькой радиостанции по-прежнему летел из подвала на наши батареи.

Имена отважных радистов, бескорыстных, сильных духом и чистых душой советских людей, будут навеки запечатлены нашим великим народом. Вместе с именем Александра Степановича Попова их впишут золотыми буквами в историю радио.

История эта крайне интересна и богата. Нашей молодёжи следует её изучать и знать. Она столь же поучительна, как и жизнь самого изобретателя, как и ратные дела сотен героев-радистов.

Пятьдесят лет исполнилось со дня изобретения радио. Путь, пройденный за эти годы от Попова до наших дней, — очень велик. Он полон новых открытий, усовершенствований. Но мы должны работать еще больше, чтобы радиотехника нашей великой социалистической Родины стала передовой техникой в мире.

Перечень основных литературных работ П. Н. Рыбкина, опубликованных в периодической печати.

1. «Начала телеграфирования без проводов». Перевод статей под редакцией проф. А, С. Попова, стр. 55. С.-Петербург, 1905 г.
2. «Радиотелеграфная сеть и её элементы» (опыты 1906 г.) «Журнал Русского физико-химического общества», вып. IV, 1907 г.
3. «Радиотелеграфные опыты в кампании 1907 г. на учебном минном отряде Балтфлота», «Известия по минному делу»,
1908 г.
4. «Работы А. С. Попова по телеграфированию без проводов» (очерк деятельности). С.-Петербург, 1908 г.
5. «Отчёт по радиотелеграфным опытам в кампании 1909- 1910 гг.» «Известия по минному делу», 1911 г.
6. «Физические основы радиотехники» (лекции, читанные в 1907 г. для Гардемаринских классов в г. Кронштадте), стр. 40, Кронштадт, 1917 г.
7. «Изобретение радиотелеграфа в России». Журнал «Радиотехник» № 7, 1919 г.
8. «Изобретение телеграфирования без проводов А. С. Поповым». Издание юбилейного комитета по празднованию 30-летия радио (имеется французский перевод), г. Ленинград, 1925 г.
9. «Из воспоминаний учеников Попова». «Бюллетень радио» стр. 2-4, № 2, 1925 г.
10. «А. С. Попов, изобретатель радиотелеграфа». Газета «Новости радио» № 14, 16/V 1925 г.
11. «Воспоминания об изобретателе беспроволочного телеграфа Александре Степановиче Попове». Журнал «Радиолюбитель» стр. 124-125, № 6, 1925 г.
12 «Этапы деятельности А. С. Попова». Газета «Новости радио» № 14, 1925 г.
13. «Первые шаги развития радио» (доклад, читанный в Минной школе Балтфлота 14 октября 1924 т.). Журнал «Электричество»,
стр. 215-218, № 4, 1924 г.
14. «На заре радиотелеграфии». Газета «Новости радио», стр. 2, № 14, 1925 г.
15 «Славный сын великого народа». Газета «Рабочий Кронштадт» от 6/V 1928 г.
16. «Изобретение, открывшее новую эпоху» (предисловие в книге С. Кудрявцева «Рождение радио»), г. Ленинград, 1935 г.
17. «Исторические даты». Журнал «Радиофронт», № 9 — 10, стр. 18-21, 1935 г.
18. «Первые дни радио». Газета «Смена», март 1935 г., г, Ленинград.
19. «Изобретение радиотелеграфа». Журнал «Говорит СССР», № 9, стр. 10-18, 1935 г.
20. «Беспроволочный телеграф А. С. Попова». Газета «Рабочий Кронштадт» № 245 от 23/Х 1939 г.
21. «Изобретатель радио». Газета «Красный флот» oт 2/IV 1939 г.
22. «Из воспоминаний». Журнал «Техника молодёжи» № 4, стр. 25-26, 1944 г.
23. «Воспитывать кадры радистов на лучших традициях прошлого». Журнал «Связь Красной Армии», № 5, стр. 6-8, 1944 г.

Back To Top