skip to Main Content

До 126-летия Радио осталось:

О НЕПОСРЕДСТВЕННОМ ПРИМЕНЕНИИ ТЕЛЕФОНА ДЛЯ ПРИЕМА СИГНАЛОВ БЕСПРОВОЛОЧНОГО ТЕЛЕГРАФА
Статья Э. Дюкрете и А. С. Попова в журнале «L’Eclairage electrique», т. XXIII, стр. 108, 1900 г. [58].

Всемирная выставка в Париже, 1900 год
Всемирная промышленная выставка в Париже, 1900 год, на которой А.С. Попов был награжден большой золотой медалью за грозоотметчик, а также дипломом за корабельную радиостанцию.

По поводу заметки г. Тома Томасина [59]., доложенной на заседании 2 апреля (L’Eclairage electrique, т. XXIII, стр. 79, 14 апреля.), гг. Дюкрете и Попов возбуждают рекламацию приоритета, в которой утверждают, что устройство, предложенное г. Томасина, описано в патенте, который они получили во Франции сего 22 января.
Добавим, что мы получили от г. Томасина письмо, в котором сообщается, что устройство, которое он описал, запатентовано г. Полем Галопэном из Женевы 17 января и позднее 21 сего февраля.

Устройство, описанное г. Томасина (из Женевы), позволяющее обойтись без реле и автоматического встряхивателя с заменой их непосредственно телефоном, воспринимающим герцевые сигналы, и являющееся результатом применения радиокондуктора с угольным порошком, применяемым обычно в микротелефонных аппаратах, полностью описано в патенте, полученном одним из нас в России, а позже во Франции 22 января сего года.

Практические выводы, изложенные в этих патентах, подтверждены опытом: г. А. Попов со своими радиотелефонными аппаратами смог получить регулярную связь без проводов между берегом и военными кораблями на расстоянии в 36 км, и в феврале с. г. связать между собою острова Финского залива, причем между крайними точками этой линии беспроволочного телеграфа, отстоящими на 50 км, лежат острова; более того, одна из станций отстоит на 3 км от берега и расположена среди леса [60]. Поэтому эти опыты особенно интересны в виду успеха такой беспроволочной передачи, регулярной и официальной. Е. В. Император России соизволил выразить свою высокую милость, поощрив г. Попова официальным указом. Поэтому эти опыты, таким образом выполненные, не суть уже лабораторные эксперименты, они являются практическим применением.

На одном из ближайших заседаний мы сможем продемонстрировать Академии наук один из приборов Попова— Дюкрете [62]: они обладают способностью указывать, какая из станций передала данную депешу; это достигается определением характера звука в телефоне; он меняется в соответствии с примененным в передатчике прерывателем и установленным ритмом его (частотой прерываний).

Примечание


58) (к стр. 157). Статья представляет собой заявление Парижской Академии наук о приоритете изобретения приема на слух. Заявление было оглашено в Академии 9 апреля и о нем в Comptes Rendus (1900, т. СХХХ, стр. 1041) была напечатана краткая заметка.

59) (к стр. 157). Томасипа Том (Tomasina Thomas)—французский физик.

60) (к стр. 158). Речь идет об о. Кутсало, близ г. Котки, на северном побережье Финского залива.

62) (к стр. 159). Вот что об этом рассказывает в своей книге П.Н. Рыбкин: «Десять лет с изобретателем радио», стр. 41 — 47.)

К полудню 5 февраля (23 января) на утесе уже красовалась телеграфная мачта в 165 футов вышиной, совершенно вооруженная и укрепленная от любых бурь и непогод. Поспел и домик — настоящий жилой дом в две комнаты, с двойными оконными рамами, хорошей печью, проконопаченный и весь обшитый толем снаружи и папкой внутри. В тот же день на станцию доставил и приборы и аккумуляторы и, разместив все по местам, привели станцию в полную готовность.

Однако начать работу на радиостанции удалось не сразу. Капитан 2-го ранга И. И. Залевский дал мне указание открыть радиосвязь только 6 февраля в день именин великой княжны Ксении Александровны, сестры царя, которая являлась «августейшим шефом» броненосца «Генерал-адмирал Апраксин».
Было составлено специальное поздравление великой княжне от офицеров броненосца, и это поздравление я должен был отправить, как первую радиограмму.
Но вот наступило и 6 февраля (24 января). Я уже собрался вызвать радиостанцию Котки, как в наушниках неожиданно услышал встречную телеграмму. Это передавал сам Попов. Тогда я сосредоточился и тщательно стал записывать.

«24 января 1900 г. 2 часа 15 мин. дня. Командиру «Ермака». Около Лавенсаари оторвало льдину с рыбаками. Окажите помощь. Авелан».
Нет слов передать мое изумление. Первая радиограмма — сигнал бедствия, призыв о помощи.
Забыв о стуже, я рванулся к двери и без пальто выбежал из домика. На дворе стояли рабочие и матросы. Растерявшись, я обратился прямо к ним:
— Друзья! Несчастье! Оторвало льдину с рыбаками. Они ждут помощи «Ермака». Я принял об этом депешу…
В этот момент подошел Залевский. Я подал ему бумагу и сказал:
— Вот принята первая депеша!

Залевский, внимательно прочитав депешу, передал ее для исполнения командиру «Ермака», и корабль, раскалывая огромную толщу льда, вышел для спасения людей.
В этот же день А. С. Попов известил командира Главного Кронштадтского порта адмирала С. О. Макарова об успешной работе радиотелеграфа. В ответ Макаров прислал поздравительную телеграмму, в которой писал:
«От имени всех кронштадтских моряков сердечно приветствую вас с блестящим успехом вашего изобретения. Открытие беспроволочного телеграфного сообщения от Кутсало до Гогланда на расстоянии 43 верст есть крупнейшая научная победа».
Так начала свою работу первая в России линия практической радиосвязи». (П.Н. Рыбкин, Десять лет с изобретателем радио, стр. 41—47.)

Back To Top